трезвичи
DONATE
DONATE

Возрождение

Третье   возрождение  обители

1.pngЧеловека, далекого от жизни Церкви, даже самый беглый обзор истории Николо-Малицкого монастыря должен привести в изумление. За четыре с лишним столетия этой малой обители выпало перенести столько сокрушающих ударов, что уцелеть в силу обычных для всякого человеческого создания обстоятельств она никак не могла. Какой покров укрыл ее от польско-литовского нашествия, каким чудом поднялась она после того, как сгорела дотла в пожаре 1675 года, чьим покровительством уцелела в ходе екатерининских реформ, гибельных для сотен монастырей, и как сумела сохранить искру Божиего служения при еще более гибельных для всей Русской Церкви гонениях атеистической власти.  Наконец, в  огне последней  войны  монастырь, можно сказать, исчез физически: ни монахов, ни стен, ни храмов на его территории уже не оставалось. В послевоенные десятилетия все, казалось, шло к тому, чтобы стерлась и сама память о том, что за северо-западной окраиной Твери когда-то находился монастырь…
          История возрождения Николаевского Малицкого монастыря на рубеже второго и третьего тысячелетий от Рождества Христова, несомненно, являет собой пример очевидного проявления Божиего промысла, направляющего деяния очень разных людей, зачастую не ведавших, какому именно делу они служат.
А начало ему положил игумен Юстиниан, ныне архиепископ, ставший первым настоятелем возвращенного верующим в 1992 году храма Вознесения Господня в центре Твери. Прекрасно образованный и деятельный отец Юстиниан особое значение придавал взращиванию тех крупиц древних духовных традиций, что еще сохранялись на тверской земле. Наиболее ценными среди них были традиции монашеской жизни. Об этом свидетельствовало и упорство, с каким богоборческая власть стремилась искоренить в первую очередь именно монашество. Без этой духовной опоры православная вера в России неизбежно бы угасла.

Территория Николо-Малицкого монастыря пребывала в ту пору в запустении. Единственное сохранившееся здание – братский корпус - разрушалось буквально на глазах. Восстанавливать его никто явно не собирался. Большую часть территории занимала обширная свалка. Никого, казалось, не занимала не только история бывшего здесь монастыря, но и память о жестоких боях, шедших здесь в октябре-декабре 1941 года, и о многих погибших, оставшихся лежать здесь без должного погребения и поминовения.
Именно воздание памяти усопшим стало первой целью отца Юстиниана, взявшегося вместе с прихожанами Вознесенской церкви за наведение порядка на монастырской территории. 1 мая 1994 года, в самый праздник Светлого Христова Воскресения, у стен разрушающегося братского корпуса установлен был православный поклонный крест, возле которого игумен Юстиниан отслужил первый, после по крайней мере полувекового перерыва церковной и монастырской жизни, молебен. К этому кресту стали приносить и хоронить возле него все обнаруживаемые поблизости человеческие останки – как из древних разоренных могил, так и не столь давние военные. Сюда же привозились и останки людей, обнаруживаемые на территории бывшего Смоленского кладбища в Твери.
В конце 1995 года отец Юстиниан был хиротонисан во епископа Тираспольского и Дубоссарского и отправился к месту нового служения в Приднестровье. Казалось, о бывшем монастыре опять некому стало вспоминать.
Но затишье длилось недолго. В самом конце 1990-х годов Тверской Союз православных мирян, возглавляемый Сергеем Дмитриевым, в ту пору являвшемся депутатом Тверской городской Думы, взялся за восстановление ставшего нежилым и совершенно заброшенным братского корпуса.                                              
Поначалу удалось восстановить только северную часть здания, над которой появилась крыша, а внутри был постлан пол. В 2001 году здесь была устроена часовня во имя святителя Николая.
Но еще раньше, начиная с 22 мая 2000 года, у поклонного креста стали служиться молебны. Первый молебен отслужил священник Вознесенской церкви отец Валерий Крутиков. Рукоположенный к тому времени в иереи отец Сергий Дмитриев, получив на то благословение архиепископа  Тверского и Кашинского Виктора, стал служить молебны на территории Николо-Малицкой обители каждый четверг, поскольку именно этот день седмицы издревле был посвящен святителю Николаю. Во всякую погоду – и в зной, и в дождь, и в мороз – собирались у поклонного креста православные, читали акафист святителю, возрождая молитвенную преемственность с иноками древнего монастыря. С устроением часовни еженедельные  молитвы Чудотворцу были перенесены под ее крышу. Так продолжалось до 2004 года.                                                   
Отец Сергий Дмитриев, проводя вместе с членами Союза православных мирян и прихожанами церкви Ксении Петербургской огромную работу по строительству новых храмов и часовен, по привлечению к православной жизни множества   молодых людей, конечно, думал и о возрождении Николо-Малицкого монастыря. Тем более, что монастырская территория находится сравнительно недалеко от микрорайона «Юность», в котором был построен храм Блаженной Ксении. Ее прихожане с готовностью принимали участие в субботниках по очистке территории  
  Первая часовня во имя Свт. Николая 2006 г.    монастыря,     по     благоустройству бывшего братского корпуса. Николо-Малицкий монастырь стал конечной целью многодневного крестного хода по реке Тьме, проводимого при активном участии Тверского союза православных мирян. Но, не будучи монахом и понимая, что на все дела его сил не хватит, отец Сергий стал задумываться о том, чтобы найти человека, способного увлечься идеей возрождения монастыря.
Таким человеком вскоре стал иеромонах Борис, служивший в Воскресенском кафедральном соборе. Ему-то после знакомства и предрек отец Сергий стать первым настоятелем возрожденного монастыря. Но путь к этому возрождению предстоял еще долгий.
        Прежде, чем вступить на него, отец Борис (в миру Виталий Тулупов) прошел весьма непростой дорогой, характерной для многих молодых людей, томимых духовной жаждой вопреки атеистическому воспитанию. Псково-Печерский старец Адриан благословил его готовиться к монашеству, когда отроку не было и 15 лет. Спустя четыре года, уже в Твери, он был пострижен в память благоверного князя-мученика Бориса. Сначала его приписывают к только что возрожденной Нило-Столобенской пустыни, а затем к Тверскому    архиерейскому дому.
В епархиальное управление время от времени приходили (и сейчас приходят) молодые люди, ищущие возможности для своего духовного развития. Одних увлекает история    церкви,   другие хотят    петь в церкви, стать священниками, иконописцами. Есть и  такие,  кто  стремится  к монашеству.
С ними и пришлось иметь дело иеромонаху Борису. Понятно, что естественным духовным центром для таких людей должен стать монастырь.
Но в Твери и ее окрестностях в то время не было ни одного мужского монастыря. Когда-то их было довольно много. Самые известные из них – Тверской Успенский Отроч монастырь, знаменитый именами многих святых подвижников, включая Максима Грека и Филиппа Московского, и Успенский Желтиков монастырь, созданный святителем Арсением.
Но район бывшего  речного вокзала в центре Твери, где когда-то находился Отроч монастырь, ныне мало приспособлен для монашеской жизни. Идея возродить его возникала еще в 1990-е годы, когда вновь начал действовать на его территории Успенский собор, но условия для этого так и не сложились.
От Желтикова монастыря осталось не больше, чем от Николо-Малицкого, то есть буквально ничего. Его территория принадлежит ныне воинской части. Для того, чтобы добиться ее возвращения церкви, нужны веские основания. Принципиальное решение о возрождении Желтикова монастыря недавно принято, но десять лет назад эта идея представлялась нереализуемой.
Как признает теперь игумен Борис, мысль о восстановлении Николо-Малицкого монастыря, поданная ему отцом Сергием, казалась тогда столь же невозможной.

  В июле 2004 года иеромонаха Борис вместе с прихожанами храма Белая Троица впервые побывал на месте, где когда-то был монастырь. Развалины братского корпуса, поросший бурьяном пустырь производили нерадостное впечатление. Всем хотелось верить, что монастырь здесь когда-нибудь возродится, но эта перспектива виделась весьма отдаленной.
Две недели спустя к отцу настоятелю после службы подошла женщина, сказавшая, что она живет в Николо-Малице, и жители села уже шесть лет молятся, чтобы восстановился у них храм, и прямо пригласила иеромонаха Бориса стать у них приходским священником. «Семейного священника нам не прокормить, а Вы монах, Вам немного надо», - сказала она.
И хотя речь шла не о монастыре, а о приходском храме, но уж очень было ясно, что само это место, намоленное за четыре с лишним столетия, зовет к себе православных людей. Была ли на то воля Божия, чтобы браться за восстановление в Николо-Малице храма как основы возрождаемого монастыря?
Ответом на этот вопрос стало решение епархиального совета, утвержденное архиепископом Тверским и Кашинским Виктором. Рассмотрев на своем заседании 14 июля 2005 года обращение жителей деревни Николо-Малицы к архиерею, совет определил назначить иеромонаха Бориса, клирика собора Белая Троица, ответственным также и за восстановление мужского Николо-Малицкого монастыря.
Не иначе как услышаны были молебны святителю Николаю, что по-прежнему служились по четвергам в часовне его имени. Так что, следуя воле Божией, надлежало оставить все сомнения и браться за восстановление монастыря.
Начали с того, что преобразовали часовню в домовую церковь. 20 августа здесь была совершена первая после многолетнего перерыва Божественная литургия.                 
Это был памятный день. Маленькое помещение не могло вместить всех желающих стать участниками события, означающего полное восстановление молитвенного служения на территории древнего монастыря. Многие из пришедших помолиться вынуждены были остаться на улице. Уходить никто не хотел. С того дня богослужения здесь стали совершаться каждую субботу.
Осенью, когда стало темно, службы ввиду отсутствия электричества проходили только при свете свечей. Не было и отопления. Это, разумеется, никого не останавливало, но зимой литургии все же временно заменялись  молебнами.

В октябре того же 2005 года удалось обнести территорию монастыря забором. Это была насущная задача: в 1990-е годы часть ее оказалась застроенной коттеджами, и оставлять бесхозной оставшуюся часть было нельзя. Ежедневно сюда приходили трудиться десятки людей. Работали бесплатно. Стройматериалы также бесплатно выделили доброхоты из нескольких тверских организаций.
К весне 2006 года на территории монастыря появилось электричество и литургии снова стали регулярными. А 2 августа, на день пророка Илии и святого великомученика Пантелеимона, в монастыре впервые прошли ночные богослужения, продолжавшиеся с 10 вечера до 8 часов утра. С той поры они стали традиционными и продолжаются по сей день.
Важным шагом стала регистрация церковной общины, состоявшаяся в том же 2006 году. Получение ею юридического лица дало возможность более целенаправленно собирать средства и организовывать работы по воссозданию монастыря.
Сомнения в том, что Николо-Малицкому монастырю суждено возродиться, отошли в прошлое. Оставался лишь вопрос о том, каким ему быть.
От мысли восстановить его в прежнем виде пришлось отказаться сразу. По мнению историков-искусствоведов, архитектурный ансамбль Николо-Малицкого монастыря ко времени его ликвидации состоял из разностильных элементов, складывавшихся с конца XVII и вплоть до начала ХХ века. Полного описания и тем более результатов точного обмера большинства исчезнувших зданий и сооружений не сохранилось. Создавать некий приблизительный «новодел» вовсе не значило подлинного возвращения прежнего монастыря, который за свою достаточно долгую историю не раз менял свой внешний облик. Много важнее воспроизведения внешнего обличия обители было воссоздание древних традиций монастырского молитвенного служения, во всем православном мире наиболее полно сохранившихся на Святой  Афонской горе.
В эту пору будущему настоятелю монастыря довелось побывать на Афоне и ощутить могучую духовную силу, наполняющую афонские монастыри и   притягивающую к себе спасения христиан со всего  жаждущих мира.  С  той  поры  желание  перенести  хотя бы частичку святогорского  благочестия на тверскую землю не   оставляло его.
Поездки на Афон продолжались, и продолжался поиск образца для первого монастырского храма, который и внешним видом,    и внутренним устройством должен  был   соответствовать строю богослужений,  характерному для афонских монастырей. За основу после долгих размышлений был взят храм Святого Пояса Богородицы Ватопедского монастыря. Его размеры примерно совпадали с размерами Покровской церкви Николо-Малицкого монастыря.
К середине 2008 года архитектор Михаил Будкин разработал проект будущего храма, используя опубликованные планы церкви в Ватопеде.
Этот момент почти совпал с обращением владыки Виктора в Священный Синод Русской Православной Церкви с прошением о восстановлении Николаевского Малицкого мужского монастыря. И вскоре Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II утвердил его открытие. Тверской монастырь оказался одним из последних, открытых при жизни выдающегося первоиерарха, патриаршество которого вошло в историю как эпоха русского православного     ренессанса.  4 сентября состоялась торжественная закладка храма на территории монастыря, на которой присутствовал и совершил молебен архиепископ Тверской и Кашинский Виктор.
В конце того же 2008 года игумен Борис уже в должности наместника действующего Николаевского Малицкого монастыря поселился в нем. С этих пор богослужения в монастыре стали проходить ежедневно. К тому времени в монастыре были закончены работы по восстановлению братского корпуса и построено здание трапезной с кельями на втором этаже. Теперь монастырь мог принимать паломников и трудников.
Наибольшие труды по строительству всех зданий монастыря взял на себя Тверской комбинат строительных материалов №1 и его директор Николай Николаевич Митрофаненко. Строительство   шло, можно      сказать,   ударными темпами: 1 июня 2009 года был завершен нулевой цикл и положен первый кирпич, а в ноябре того же года над куполом Покровского храма был установлен крест. 15 мая 2010 года было завершено строительство колокольни. Также быстро была поставлена каменная ограда с четырьмя башнями.
Заботами благоустроителей и на их средства появились в обители 15 колоколов, отлитых в городе Бежецке. Их звон созывает на богослужения жителей Твери и близлежащих сел.
1 июня 2012 года, в день Пресвятой Троицы, Божественная литургия впервые была отслужена в полностью построенном  Покровском храме.
Еще раньше, в 2010 году, по благословению владыки Виктора, главная святыня – чудотворная икона Святителя Николая – была возвращена в родной для нее Николо-Малицкий монастырь из собора Белая Троица. За то небольшое время, что      прошло  после   ее  возвращения,   уже     отмечены и зафиксированы медицинскими свидетельствами случаи чудесного излечения по молитвам перед ней от болезней, связанных с рождением ребенка, то есть подобных той, от которой излечилась в 1742 году благоустроительница монастыря графиня Шувалова. Трудами монахов-иконописцев в монастыре появились точные копии самых известных русских и афонских икон: «Троицы Ветхозаветной» Андрея Рублева,       
 Божией   Матери  «Троеручица»  и  Гликофелуса    ( или Сладкое Лобзание)  –  одна из
любимых икон святого старца Паисия Святогорца), икона Георгия Победоносца из болгарского афонского монастыря Зограф, и многие другие. Особо почитается в монастыре икона Божией Матери «Отрада и Утешение», известная помощью по молитвам перед ней в устройстве монастырей. Малицкая обитель тоже восстанавливалась при несомненной и ощутимой помощи Богородицы. Появились в монастыре и многие иконы, являющиеся копиями тех, что раньше были в обители, в том числе Порт-Артурская икона Божией Матери. В 2010 году игумен Варнава, настоятель Санаксарского монастыря, в котором хранятся мощи святого воина Федора Ушакова, подарил Малицкой обители икону Федора Ушакова, которая прибыла в монастырь крестным ходом в сопровождении трех адмиралов.
Как и в былые времена, Николо-Малицкий монастырь обретает все большее число святынь, глубоко почитаемых русским православным народом. Поклониться и помолиться перед ними приезжает все больше людей, в том числе из других городов и стран.
В 2013 году монастырь отметил 5-летие своего возрождения, начавшегося на самом деле намного раньше. Братия монастыря пока еще немногочисленна, но трудников и паломников в  монастыре становится все больше.
Избранный монастырем устав максимально, насколько это возможно в российских условиях и с учетом близости большого города, приближается к уставу афонских монастырей. Здесь регулярно совершается весь суточный круг богослужений: начиная с 6 часов утра последовательно служатся полунощница, утреня и литургия, а с 17 часов – вечерня и повечерие. Перед большими праздниками совершаются ночные бдения, длящиеся с 22 часов до 4 часов утра.
Особое значение придается пению. Церковный хор возглавляет регент Борис Чибисов, еще в 2006 году создавший при возрождающемся монастыре кружок византийского пения. Древние византийские распевы исполнены сурового аскетического духа и заметно отличаются от более чувственного партесного пения. Пение осуществляется не по обычным нотам, а по старинным крюкам или невмам. В самые торжественные моменты богослужения специальными шестами раскачивается большое паникадило (хорос).
Нельзя не отметить, что продолжительность и суровость монастырских служб не только не отталкивает прихожан, но, напротив, привлекает многих верующих.
Возродившийся  Николаевский Малицкий монастырь становится весьма заметным духовным центром Тверской епархии, возрождающим древний дух благочестия и строгого монастырского служения.


солунь

ВОЗРОДИМ СВЯТЫНЮ

Внесите свой посильный вклад в Благое дело возрождения Отмицкого монастыря. У Господа даже малая лепта, принесенная от всего сердца, не останется без награды.

ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА

При Николаевском Малицком мужском монастыре с 20 сентября 2015 года работает Воскресная школа для детей. Занятия проводятся по воскресным дням в 12 часов. (с)